Новые лица военных. Как американская скульпторка производила маски для раненых во время Первой мировой

Новые лица военных. Как американская скульпторка производила маски для раненых во время Первой мировой - Украина, Польша, Германия.

Во время Первой мировой войны более 20 млн. солдат получили ранения в результате боевых действий. У большинства солдат были поражения лица, заставлявшие их стесняться своего внешнего вида и изолироваться от общества. Пластическая хирургия еще не развилась достаточно, поэтому люди искали другие варианты, чтобы хоть немного улучшить качество жизни и скрыть шрамы.

Так американская скульпторша Анна Коулман Ледд начала создавать для ветеранов маски, которые с точностью воспроизводили черты их лица. Ее произведения были настолько искусными, что люди рядом даже не видели сразу, что на лице протез. Кроме того, художница проводила тонкую психологическую работу с каждым клиентом — рассказываем о ее пути.

Анна Коулман Ледд родилась в Пенсильвании в конце 19 века. Изучала скульптуру в Париже и Риме, а также в Бостонской музейной школе. До начала мировой войны строила карьеру в Бостоне, куда переехала, когда вышла замуж. Анна была талантливой, известной и успешной художницей. Объектами ее скульптур стали в основном портретные бюсты и декоративные фонтаны, на которых она изображала различные мифологические существа, например, нимф. Также она создавала барельефы и монументы.

Анна проводила персональные выставки в Нью-Йорке, Вашингтоне и в ее родном городе Филадельфия. В ее портфолио относятся портретные бюсты итальянской актрисы Элеоноры Бозе и американской актрисы Этель Берримор. До войны женщина также успела попробовать себя в писательстве. Ледд написала два успешных романа и несколько пьес, одна из которых несколько автобиографическая, ведь рассказывает о женщине-скульпторке, которая идет на войну.

Когда пришла война, Анна начала заниматься волонтерством и всячески искать способы помощи военным. Как-то женщина прочитала о «Магазине оловянных носов» — так называли одну лондонскую больничную палату, в которой работали художники во главе с Фрэнсисом Деруэнтом Вудом. Художники создавали маски для лица, которые помогали солдатам скрыть ужасающие травмы.

Это сильно вдохновило женщину — Анна решила, что тоже хочет быть полезной в этом направлении и сможет создавать новые лица для раненых мужчин, трудно адаптирующихся в обществе после фронта.

Вдохновленная желанием помогать, совсем скоро Анна самостоятельно переехала в Париж, где создала собственную студию и привлекла в команду четырех ассистентов. В то время это было очень смело, учитывая ограниченность прав женщины в обществе. Команда Анны описывала ее как скрупулезную и трудолюбивую мастерицу и руководительницу. Она проводила в студии почти все свободное время, пытаясь сделать свои работы совершенными.

Чтобы органически воспроизвести в маске каждую деталь, Анна даже писала письма родным солдатам, в которых просила отправить фотографии и текстово описать характерное выражение лица мужчины.

Как происходило создание масок?

Пациенты обращались в студию Анны после того, как вылечились от первичной травмы и оправились от реставрационных операций. Дальше им делали гипсовые слепки из лица. Это было огромным испытанием, ведь выдавливание на деформированном лице производили глиной или пластилином.

После этого форму использовали для изготовления протезной части из тонкой оцинкованной меди. Металл окрашивали твердой эмалью, чтобы он был похож на тон кожи человека.

Чтобы цвет был максимально естественным, мастерица выводила своих пациентов на прогулку в солнечный и пасмурный день.

Так она фиксировала, как выглядят оттенки их кожи в разную погоду. После этого маски украшали настоящими волосами, которые образовывали натуралистические ресницы, брови и усы.

Анна беспокоилась не только о внешнем виде пациентов, но и об их психологическом состоянии. Женщина была очень эмпатийна и поддерживала со всеми пациентами и пыталась подарить им полноценную жизнь и веру в себя. Маски Ледд влияли на их самовосприятие и облегчали психологическую боль, вызванную физическими ранами. И это удавалось: ведь на первый взгляд другим людям вообще не удавалось заметить, что на лице есть протез.

Один из раненых солдат написал ей такое письмо с благодарностью:

«Благодаря вам женщина, которую я люблю, больше не считает меня отвратительным. Хотя она имела на это полное право».

Анна рассказывала, что главная сложность изготовления этих масок заключалась в том, чтобы точно соединить обе стороны лица и восстановить черты так, чтобы в наружном виде покрытия не было ничего гротескного.

«Наша работа начинается, когда свою работу заканчивает хирург. Но мы не говорим, что исцеляем. После выписки раненого из больницы мы только начинаем лечение. И для нас маска, которая не дает человеку внешний вид, к которому привыкли его родственники, почти такая же плохая, как и сами травмы на лице», — говорила она.

Ледд вместе с помощниками приложила много усилий, чтобы создать гостеприимную и комфортную атмосферу для пациентов. Именно поэтому комнаты студии всегда были заполнены цветами, а на стенах висели плакаты с флагами раненых стран.

В течение восемнадцати месяцев Ледд и ее коллеги изваяли почти сотню трудоемких масок. На создание каждой уходило примерно месяц. Однако со временем раненых становилось так много, что студия не могла справиться с объемами, а также лишилась финансирования, поэтому ее пришлось закрыть.

В 1932 году французское правительство наградило Анну орденом Почётного легиона в знак признания ее работы. Также женщина получила сербский орден Святого Саввы.

Кроме того, ее маски также стали важными для развития нового направления в пластической хирургии, которое называется анапластология — искусство восстановления отсутствующего или деформированного участка тела искусственным путем.

Tags: